RU68
Погода

Сейчас+19°C

Сейчас в Тамбове

Погода+19°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +17

5 м/c,

ю-з.

749мм 81%
Подробнее
USD 87,04
EUR 93,30
Страна и мир «Умрет — так умрет, еще найдем». Как в России становятся жертвами торговцев людьми и попадают в рабство

«Умрет — так умрет, еще найдем». Как в России становятся жертвами торговцев людьми и попадают в рабство

Рассказываем, как ищут жертв, куда их отправляют и можно ли спастись из рабства

Только за последние месяцы активистам удалось спасти из рабства 20 человек

В поисках лучшей жизни и высоких зарплат в Москву едут сотни тысяч людей со всей России и стран СНГ. По данным миграционной статистики МВД, только за 2022 год так поступило около 842 тысяч человек. Но бывает, что вместо мира возможностей перед ними открывается настоящий ад.

Даже в карантинном 2020-м в России завели почти тысячу уголовных дел из-за использования рабского труда мигрантов. Об этом рассказал генпрокурор России Игорь Краснов. Но не только приезжие становятся жертвами торговцев людьми. Наши коллеги из MSK1.RU рассказывают, как работает этот черный рынок, что происходит с людьми, попавшими в рабство, и как они оттуда выбираются.

Чем сложнее жизнь — тем легче вербовщикам

Алексей Никитин, координатор движения «Альтернатива», которое вызволяет людей из рабства в России, рассказал MSK1.RU, что только за этот год им удалось спасти 20 человек. В прошлом году они помогли 83 людям, среди которых были в том числе кубинцы. По словам Алексея, им обещали работу, а потом просто кинули.

Последним спасенным стал Сергей, который приехал из Луганска в Москву на заработки еще в 2018-м. Он побывал во многих работных домах, где увидел, как бьют постояльцев, не платят им, но где-то было и лучше. Когда он попал в последний, у него уже не было ни паспорта, ни телефона, ни денег. Сейчас Сергей живет в хостеле, и активисты «Альтернативы» пытаются найти его близких, чтобы помочь восстановить документы и устроиться на работу.

Движение «Альтернатива» работает с 2011 года, его основал Олег Мельников. Организация освобождает людей по России и миру из разных форм рабства. Активисты движения уже спасли 1500 человек, еще 2400 помогли вернуться домой (цифры по состоянию на 2022 год).

По словам Алексея, в России существует сексуальное, нищенское и трудовое рабство. Последнее — самое масштабное. Невольниками часто становятся самые беззащитные люди: которые находятся в сложной жизненной ситуации, без денег, страдают от зависимостей и которым сложно устроиться на работу.

— В трудовое рабство чаще всего попадают мужчины средних лет, которые по разным жизненным обстоятельствам не в состоянии устроиться на нормальную работу — либо тюремное прошлое, либо вредные привычки, либо с особенностями здоровья, — говорит Алексей. — Плюс доверчивость и скромность, чтобы поверить посылам вербовщиков и отправиться на такие работы.

Жертвы попадают в рабочие дома по объявлениям на столбах, кто-то откликается через интернет

Чем больше этих факторов сходится у одного человека, тем проще вербовщику заполучить жертву. Одни попадают в рабочие дома по объявлениям, которые расклеивают на столбах, других привлекают прямо на улице и у вокзалов, некоторых заманивают по интернету.

— У нас вот в этом году был человек, который через объявление в интернете попал в рабство. Но это реже. Чаще все-таки вербуют на улице, потому что вербовщику важно посмотреть, кого он везет. Что это не тот человек, который сможет себя проявить, — рассказывает Алексей.

«Хотя бывает, что люди приезжают на Дальний Север на вахту. А там же некуда бежать — край света, Новый Уренгой. И этим пользуются»

Невольников чаще всего отправляют в рабочие дома в Подмосковье, Ленинградской области и другие крупные регионы. Могут послать и на фермы в южные регионы России.

«Бьют для профилактики»: как устроены рабочие дома в Москве

По словам Алексея Никитина, в Москве и области множество рабочих домов. Туда собирают всех доверившихся вербовщикам людей, у которых может не быть документов, могут быть судимости, но при приеме их не проверяют.

— Их из рабочих домов возят на стройки, на всякие уборки территорий — такие простые работы, для которых требуется рабочая сила. Дешевая, но массовая. И потом возвращаются в рабочие дома. В Московском регионе в основном так, в дальнем Подмосковье могут отправлять на фермы, — говорит Алексей Никитин.

В декабре активистам «Альтернативы» удалось помочь 32-летнему Алексею, который приехал на заработки в Москву. Мужчина попал в работный дом в городском округе Пушкинский, недалеко от Москвы. Там у него отобрали одежду, а взамен выдали летнюю, жить ему приходилось в антисанитарных условиях, спать — на черных грязных матрасах. По его словам, в рабочем доме было еще около 20 мужчин, которые попали туда против своей воли. Их нередко били для «поддержания дисциплины».

— Может быть разный индивидуальный уровень насилия в эксплуатации. В основном большинство стараются балансировать, потому что они настроены больше на экономику, а не на садизм. Бывают и совсем беспредельные, у которых есть какая-то «крыша», и поэтому они считают, что могут творить всё и никто на них не пожалуется.

«Бьют, чтобы человек не убегал. Но так, чтобы он мог работать, конечно, а не так, чтобы ломать ему кости»

Побои — не единственный способ воздействия на жертву. Людям, попавшим в трудовое рабство, могут угрожать (в том числе надуманными связями с влиятельными людьми), шантажировать их и оказывать психологическое давление. Но в некоторых рабочих домах обстановка может быть и не такой суровой.

— Это такая лотерея. Можно попасть и в нормальный рабочий дом, где будут даже что-то платить. Хотя бывают и беспредельщики, — говорит Алексей.

Гораздо сложнее из трудового рабства спасти мигрантов. По словам координатора движения «Альтернатива», их могут оформлять на работу «в белую», но вот уволиться, уехать им никто не даст. Причем такие правила обычно существуют только на словах.

— Документов на руках у него нет, потому что они находятся на оформлении — а они правда на оформлении. За нелегальных мигрантов ведь штрафуют: придут к тебе и поймают. А если он жалуется, что ему не платят и он не может уехать, то скажут: «Ну это ты разговаривай с работодателем, он за тебя отвечает, и вы это будете решать между собой», — говорит Алексей. — Потому что у нас в правоохранительных органах считают, что это всё должно относиться к сфере каких-то межличностных взаимоотношений, даже если мигрант работает фискально. Поэтому у всех мигрантов примерно такие истории.

Используют даже младенцев и людей с ограниченными возможностями

Жертвами вербовщиков становятся дети и люди с ограниченными возможностями. Малышей нередко используют для попрошайничества, чтобы вызвать больше жалости у прохожих.

— Детей похищать могут для сексуальной и физической эксплуатации. Это встречается у цыган, хотя они чаще всего со своими собственными попрошайничают. Но если их задержат, приедет мамаша и скажет, что она просто подруге оставила ребенка. Их оштрафуют и отпустят, — рассказывает Алексей Никитин.

«Красть — это тоже риск. Логика у них такая — гораздо проще взять на время, ну а если умрет — так умрет, еще найдем»

По словам активиста, очень часто эксплуатируют младенцев. Такой нелегальный бизнес очень большой, несмотря на то, что попадает под уголовную статью. По ней предусмотрено в том числе лишение свободы на срок до четырех лет. Но случаев похищения детей в рабство активисты «Альтернативы» не встречали за время своей работы.

Попрошайки, которые встречаются на улицах тоже могут заниматься этим не по своей воле и работать на кого-то. Но, по словам Алексея, есть и те, кто делает это для себя.

План побега: можно ли выбраться из рабства?

Помимо того, что вербовщики используют людей, которым некуда больше идти или у которых нет документов, они еще и обещают восстановить бумаги. Только растянуться этот процесс «помощи» может на несколько месяцев. А пока документы будут готовиться, люди будут работать бесплатно или с минимальной оплатой. По словам Алексея, сами торговцы людьми стараются балансировать на грани, чтобы жертвы не создавали скандалов.

— Даже если мы оставим в стороне вопрос о том, что это аморально — эксплуатировать каких-то таких людей, казалось бы, для общественного блага. То тут прекрасно видно, как это бывает на практике, — рассказывает активист.

«Бизнес трудового рабства основан на философии: "Давайте использовать такие бесполезные ресурсы, которые, грубо говоря, под забором пьяные валяются"»

По словам Алексея Никитина, в трудовое рабство попадают и те, кому вообще всё равно, где работать и будут ли за это платить, так и те, кто действительно хочет получить нормальную работу. Только когда они попадают в рабочий дом, они уже обязаны отработать «долг».

Но не всех людей, попавших в рабство, смущает их положение. Некоторые просто боятся покинуть рабочий дом.

— В начале года был случай: мужчина попал на ферму в Подмосковье. Он с женщиной одной переписывался и сказал, что его заставляют там работать и он не может уехать. А когда она ему сказала, что за ним приедет волонтер и заберет его, он испугался и перестал выходить на связь, — рассказывает Алексей Никитин.

По его словам, большинство людей, попавших в рабство, обращаются за помощью сами или через близких. Многих из них удается вытащить из рабочих домов, с ферм и прочих мест.

Ранее мы подробно рассказывали о том, как функционируют рабочие дома в России. Журналист Никита Зырянов побывал в таком доме в Краснодаре, пообщался с его организатором и постояльцами. Прочитайте, какие правила действуют в таких местах, для чего их вообще открывают и почему туда всё же идут люди.

Незаконная торговля людьми процветает во многих странах мира. Собрали список самых опасных точек, где чаще всего пропадали россияне в последнее время. А также узнали, как туристы попадают в рабство за рубежом.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Рекомендуем