СЕЙЧАС +18°С
Все новости
Все новости

Мужчина умер на работе. Его мать четыре года судилась с компанией и заставила ее заплатить за гибель сына

Разбираем решение Верховного суда вместе с юристом

Женщине пришлось несколько лет доказывать в суде, что жизнь ее сына стоит больше 500 тысяч

Женщине пришлось несколько лет доказывать в суде, что жизнь ее сына стоит больше 500 тысяч

Поделиться

Формально в России не прецедентное право: схожие по обстоятельствам дела могут быть абсолютно по-разному рассмотрены разными судьями. Однако есть Верховный суд РФ — последняя судебная инстанция, решения которой обязательны для исполнения нижестоящими судами, а постановления пленума Верховного — для применения всеми судами в дальнейшем. В нашем проекте «Это вообще законно?» вместе с юристом Юлией Федотовой мы разбираем решения ВС РФ и постановления пленума по спорным или особо актуальным вопросам.

С понятием «моральный ущерб» мы чаще всего сталкиваемся в кино и новостях из-за рубежа. Но в России получить компенсацию морального ущерба тоже можно, однако речь, как правило, не идет об огромных суммах, которые фигурируют в тех самых иностранных фильмах и новостях. К примеру, в Самаре суд назначил компенсацию морального ущерба в размере 35 тысяч рублей в пользу девятилетнего мальчика, которого взрослый мужчина избил ногами, а семье подростка из Башкирии, потерявшего здоровье, после того как его на автомобиле сбил сын местного депутата, суд обязал выплатить 100 тысяч рублей. Жизнь наши суды оценивают не намного дороже. Это доказывает история женщины из Иркутской области, которая потеряла сына.

Трагедия произошла, когда сын Натальи Виктор был уже взрослым: молодой мужчина устроился на работу — валил лес в сейсморазведочной партии № 21. Дорос до бригадира. А потом в ноябре 2017 года происходит «несчастный случай на производстве»: вальщик леса тонет. Отправили на объект, до которого добираться надо было через брод реки, на гусеничном транспортёре. Водитель самонадеянно поехал, а брод оказался не бродом. И все смогли выбраться из тонущей машины, кроме бригадира Виктора.

После его смерти приказом директора ООО «ТНГ-Ленское», где работал погибший, была создана «комиссия по расследованию несчастного случая на производстве». Материалы, собранные комиссией, оценивал профсоюзный комитет компании — он установил, что 90% вины лежит на работодателе, и 10% — на самом погибшем. Будучи бригадиром, он в нарушение должностных инструкций не проконтролировал водителя транспортера, который, в свою очередь, не удостоверился в правильном выборе маршрута.

Мать Виктора Наталья, обратилась в суд с иском к компании. Она просила 3 миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда. Ответчики, естественно, иск не признавали и утверждали, что погибший сам виноват — аж на 10%. Усть-Кутский городской суд Иркутской области все же счел работодателя виновным в причинении смерти, но сумму компенсации изменил — постановлением от 24 декабря 2018 года женщине присудили 500 тысяч рублей.

Апелляция от 03 июля 2019 года и кассация от 11 октября 2019 года оставили это решение в силе. Но Наталья не сдалась и дошла до Верховного суда.

Итог этой истории


Верховный суд изучил дело и напомнил судьям нижестоящих инстанций содержание Конституции, в которой сказано, что наивысшая ценность — это человек, его права и свободы. И каждый имеет право на труд в безопасных условиях. Да и не только в Конституции — даже во Всеобщей Декларации прав человека это закреплено. И в Трудовом кодексе. Так что в приоритете работодателя по закону должны быть жизнь и здоровье сотрудника, а не извлечение выгоды.

Верховный суд также отметил, что суды нижестоящих инстанций не учли много важных факторов: смерть на работе молодого мужчины, в результате воздействия источника повышенной опасности, 90% вины на работодателе. Кроме того, судьям следовало учесть степень физических и нравственных страданий матери, с учетом ее индивидуальных особенностей, ведь все переживают горе по-разному. Важно учитывать возраст истца, семейное положение, разрыв семейной связи между матерью и сыном, значительное ухудшение ее здоровья.

Верховный суд вернул дело в первую инстанцию и на этот раз матери присудили миллион. На счет разумности и справедливости этой суммы тоже можно поспорить, оспаривать размер компенсации женщина больше не стала.

Мораль: ваши страдания имеют значение. Требуйте большего.

Случаи гибели и получения инвалидности на производстве не так редки, как может показаться. На днях стало известно о смерти в больнице сотрудника завода УГМК в Серове, пострадавшего на производстве. В 2021 году трагедия произошла на шахте «Листвяжная» на Кузбассе, где в результате взрыва погиб 51 человек. В прошлом же году портал E1.RU провел собственное расследование, чтобы разобраться почему на екатеринбургском Уралвагонзаводе регулярно происходят несчастные случаи с гибелью сотрудников. Прочитать его можно здесь.