Происшествия мнение

«25 лет за госизмену хотите?»: как журналист чуть не попалась на разводку, но вовремя включила голову и диктофон

Неизвестный действовал по классике: запугать и заставить перевести деньги «куда надо»

Аферист хотел запугать меня, чтобы я перевела деньги на непонятный счет, — классика

Мошенники по всей стране продолжают изощряться. Мы постоянно рассказываем о том, как от этого страдают люди, особенно старшего возраста. Вот и недавно эсэмэской взяли кредит на пенсионерку из Алтайского края. Но эсэмэски — это хоть что-то новое. А я чуть не попалась на са-а-амый простой крючок: звонок «полицейского». Если бы не тяжелый личный опыт, я бы бросила трубку и забыла через секунду. Но в итоге меня спасли только диктофон под рукой и щепотка здравого смысла. Подробности — в материале нашей барнаульской коллеги из NGS22.RU.

Ха-ха, точно не я

За свою недолгую карьеру в СМИ я написала множество новостей о том, как наивные (и очень напуганные звонками незнакомцев) жители Алтайского края переводили непонятно куда разные суммы. Кто-то в итоге потерял несколько десятков тысяч рублей, а кто-то — миллионы.

Всякий раз, когда я читала или писала подобные материалы, думала: «Ну нет. Это же очевидный развод. Я б в такое точно не поверила». Или: «Да у меня красть-то особо нечего, ха-ха. Они бы ушли в минус».

И вот на днях, когда я писала текст про трип по «нищемаркетам», мне позвонили с незнакомого номера. Меня такие, признаться, слегка напрягают. Но если я вижу, что номер не блокирует спам-определитель, отвечаю. К тому же первые цифры намекали, что звонивший — из местных.

— Кто-то по работе, — подумала я.

Звонивший (мужчина лет 40) командным тоном спросил: «Могу я поговорить с Кабановой Анной Петровной?» С такой фразы и интонации обычно начинают разговор люди в форме.

В голове пролетела мысль: «Что я уже успела натворить меньше чем за две недели на новой работе? Вроде пока ничего. Или…» Неизвестный говорил с агрессией и напором, с требованием. Сейчас я понимаю, что он пытался напугать меня. И, наверное, когда услышал мой юный тихий голос, решил, что у него всё получится.

«Капитан-дознаватель» рассказывал, что я стала жертвой мошеннической схемы

Трое в комнате

Еще звонивший спросил, есть ли в комнате, где я нахожусь, посторонний, который может услышать разговор. Это, кстати, первый подозрительный момент. Как-то нетипично для стража порядка бояться посторонних лиц.

Я сказала: «Нет, никого рядом нет». Только я, непонятный персонаж на проводе и диктофон рядом.

Звонивший представился так: «Ростовцев Дмитрий Александрович, капитан-дознаватель». Затем «полицейский» стал рассказывать мне, что я стала жертвой мошенничества. А кроме меня пострадали еще множество людей, их банковские данные могут попасть в руки злоумышленников. И чтобы у меня ничего не украли, я должна «сотрудничать со следствием». Кроме того, «капитан-дознаватель» не забыл добавить, что таким важным делом занимается не только МВД, но и ФСБ.

С одной стороны, сначала я заподозрила неладное и хотела просто бросить трубку, а с другой — на меня подействовал «капитанский» напор. Возможно, потому, что я имею опыт общения с силовыми ведомствами. Этот человек говорил очень похожим образом. Настолько похожим, что меня начало немного трясти. Флешбэки, да.

Так или иначе, я вежливо попрощалась, сославшись на занятость, и положила трубку. Номер заблокировала. Решила, что точно мошенник, очень уж всё это странно.

«Полицейский» говорил со мной очень напористо, как это могут делать реальные правоохранители

Упертый капитан Дима

Однако Дмитрий Александрович не сдавался. И буквально через несколько минут позвонил снова — с другого номера. Я сначала отвечать не собиралась, но потом поняла, что можно воспользоваться этой ситуацией в профессиональных целях. И включила диктофон.

Голос стал злее: «Анна! Я вроде русским языком с вами разговариваю. Вроде вежливо, сдержанно. В чём проблема? Что значит до свидания?! Я с вами непонятно разговариваю?»

Но и я уже обнаглела и потребовала еще раз представиться. Вдобавок попросила уточнить, где конкретно трудится «капитан-дознаватель». Он назвал адрес: проспект Калинина, 20. Захожу в 2ГИС. Да, тут действительно одно из отделений МВД. Снова флешбэк.

«А вдруг…» — пролетела мысль. Нет, надо взять себя в руки. Загуглить, где полиция, может любой. Тем более это отделение в центре города — слишком очевидно.

Дмитрий Александрович хотел от меня ответов на вопросы доследственной проверки.

— А вы не понимаете вообще, да, о чём речь? Я с вами какими-то заумными словами изъясняюсь, — продолжал он.

— Честно говоря, не понимаю. У меня всё в порядке, — отвечала я.

— Да, Анна, у вас всё в порядке. Потому что на данный момент попытку хищения либо кредитования по вашим счетам остановил департамент безопасности Центробанка. Поэтому у вас всё и в порядке, — не унимался «полицейский».

А я не могла понять. Если попытку уже перехватил Центробанк, спасибо. Дальше-то что?

— Предварительно, вы потерпевшая сторона, Анна! Речь идет о том, что ваши данные находятся в руках у мошенников. Вследствие чего вы можете пострадать как юридически, так и финансово. На данный момент в этих мошеннических действиях подозреваются напрямую сотрудники банка. Они имеют должностные полномочия и доступ к банковской системе. Что позволяет им, Анна, от вашего имени совершать финансовые операции. Могут списать ваши сбережения или взять кредиты. Могут открыть фиктивный счет, с которого будут производить неправомерные действия. Ответственность за это придется нести вам как владельцу счета. Я доходчиво объясняю?

— Доходчиво, — отвечаю я.

Мошенник согласился перезвонить мне, хоть и не понимал, почему работа над текстом важнее моей «безопасности»

Польша, Америка и «еще куда-то»

Затем Дмитрий Александрович сказал, что его позвал начальник. Жду.

— Мне необходимо понимать, где в вашем случае могла произойти утечка информации. Скажите, пожалуйста, вы такие организации, как МФЦ, МФО, страховые компании, банки, посещали за последние три месяца?

— Не помню даже…

— Постарайтесь вспомнить, Анна. Это очень важно. Все эти организации у нас под подозрением. Мы уверены, что работает группа лиц по предварительному сговору.

Я пыталась не смеяться. Какие недобросовестные компании. И сразу все.

После того как я спросила, почему должна отчитываться о своих действиях (тем более по телефону), мне сказали, что я обязана сотрудничать со следствием. Чтобы окончательно задавить, Дмитрий Александрович решил использовать еще одну «пугалку».

Я заблокировала все номера, с которых мне звонил «ответственный полицейский». Видимо, у него их бесчисленное множество

— А если ваши средства переведут на иностранные счета? В Польшу, в Америку, еще куда-то? Это по нынешнему законодательству — госизмена. 25 лет строгого режима за госизмену хотите? — всё угрожал «капитан». Чтобы не унижать его эго очередным обрывом разговора, я попросила Ростовцева перезвонить мне. Объяснила, что очень занята работой.

— Разве есть что-то важнее вашей безопасности? — давил мошенник.

— Ой, ну давайте я вам сама перезвоню, раз это так важно.

— Вы не можете мне перезвонить — это односторонняя линия связи.

— Ну тогда вы хотя бы десять минут подождите. Данные мои ведь уже утекли, уже всё случилось.

— Делать мне больше нечего, как вам перезванивать (какой ленивый «полицейский»). У меня еще знаете сколько пострадавших, и всех опросить надо. Ладно.

Я заблокировала номер и вернулась к своему тексту. «Капитан-дознаватель» слово сдержал. Стал перезванивать с разных номеров, обрывая мне другие разговоры. Все номера мошенника я отправила в блок. На этом «полицейский» сдался. А мои деньги на банковской карте остались нетронутыми. Центробанк, что ли, поблагодарить.

Кстати, за госизмену сейчас максимальный срок 20 лет. Эх, Дима, Дима… Мог бы и погуглить.

ПО ТЕМЕ
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем