29 ноября понедельник
СЕЙЧАС +7°С

Сперва мурашки, потом паралич. Может ли после прививки развиться смертельный синдром Гийена — Барре. Рассказывают врачи

Есть ли взаимосвязь между вакциной и опасным заболеванием

Поделиться

Медики пока только узнают, какие на самом деле может вызвать осложнения ковид

Медики пока только узнают, какие на самом деле может вызвать осложнения ковид

Поделиться

Российские медики всё же регистрируют после COVID-19 случаи развития редкого синдрома Гийена — Барре, связанного со сбоем в иммунной системе. Зарубежные эксперты тем временем собирают данные о его развитии и после прививки.

Недавно Сеть городских порталов рассказала о смерти 83-летней жительницы Ярославля — у женщины развился редкий синдром Гийена — Барре. Как сообщила 76.RU дочь погибшей Анна, ее мама заболела ковидом в конце прошлого года — болела тяжело, с 60-процентным поражением легких, но лечилась дома. Однако дочь считает, что редкий синдром могла спровоцировать не болезнь, а прививка от коронавируса — вакцинацию пенсионерка прошла 25 июня, спустя полгода после получения отрицательного ПЦР-теста на коронавирус и за месяц до смерти.

29 июня она ощутила мурашки и онемение в нижней части ног, но не придала этому значения, подумав, что она их просто отлежала ночью. Далее всё развивалось стремительно — уже 5 июля у пожилой женщины отказали ноги, а 31-го она умерла. Издание публикует ответ медицинских властей региона, которые пришли к выводу, что прививка и развитие синдрома Гийена — Барре не связаны, просто «имеет место совпадение по времени».

В июне 2021-го ученые Бирмингемского университета подтвердили прямую взаимосвязь между COVID-19 и синдромом Гийена — Барре. Как выяснил «Доктор Питер», в Петербурге среди переболевших ковидом есть не менее 20 случаев развития этого синдрома. Хотя, как говорят врачи, такое постковидное осложнение встречается очень редко.

Среди переболевших уже обнаружены случаи с развитием синдрома Гийена — Барре

Среди переболевших уже обнаружены случаи с развитием синдрома Гийена — Барре

Поделиться

Как рассказали в Мариинской больнице, в стационаре была также одна пациентка с синдромом Гийена — Барре, развившимся спустя 3 недели после первой дозы прививки от коронавируса. Но однозначную связь между болезнью и вакцинацией установить не удалось. По словам невролога отделения медицинской реабилитации Аллы Меркуловой, пациентка жаловалась на перенесенную ранее вирусную инфекцию — какую именно, неизвестно, а также страдала сахарным диабетом. Известно, что женщина в итоге поправилась и благополучно выписалась.

Синдром Гийена — Барре — заболевание, при котором иммунная система человека «атакует» собственные нервные клетки, вызывая мышечную слабость и иногда паралич. Длительность клинических проявлений СГБ составляет от нескольких недель до нескольких месяцев.

По словам иммунолога, кандидата медицинских наук Николая Крючкова, риск развития синдрома Гийена — Барре после вакцинации от коронавируса действительно есть, но после перенесенного ковида такой риск гораздо выше.

— Развитие синдрома после вакцинации возможно в том числе и после аденовирусных векторных вакцин. Об этом сказано, например, в последнем аргентинском отчете — они зафиксировали такие поствакцинальные осложнения, правда, в небольшом количестве.

— Между тем синдром Гийена — Барре — редкое, но не фатальное заболевание. При правильном лечении он вполне обратим. Главное, вовремя диагностировать проблемы с периферической нервной системой и начать лечение. При этом надо отметить, что этот синдром гораздо чаще развивается на фоне самого ковида, гриппа и других вирусных инфекций, чем после вакцинации. Такой сценарий более вероятен, но предсказать его невозможно, — считает иммунолог.

Что говорят зарубежные источники


В октябрьском отчете Минздрава Аргентины и комиссии национальной безопасности страны с промежуточными итогами прививочной кампании сообщается о 4 случаях синдрома Гийена — Барре, которые развились после введения вакцины «Спутник V» (российскую вакцину там применяют с начала года), а также 3 случаях после векторной аденовирусной вакцины от AstraZeneca. Однако все они отнесены к категории неопределенных — их связь с введением препарата точно не установлена.

О возможном развитии синдрома Гийена — Барре после вакцинации упоминает и Агентство по регулированию лекарственных средств и товаров медицинского назначения Великобритании (MHRA). Согласно их данным, до 3 ноября 2021 года включительно MHRA получило 448 сообщений о синдроме Гийена — Барре после вакцинации от COVID-19 препаратом AstraZeneca. Еще 65 сообщений были получены после использования вакцины Pfizer / BioNTech, 5 — после вакцины Moderna.

«MHRA внимательно отслеживает и оценивает сообщения о подозрении на синдром Гийена — Барре, полученные после введения вакцины от COVID-19. После последнего обзора доступных данных свидетельства возможной связи усилились», — говорится на сайте агентства с уточнением, что, согласно рекомендациям, информация о синдроме была внесена в список возможных побочных эффектов вакцины AstraZeneca.

Синдром Гийена — Барре — одно из проявлений полинейропатии

Как рассказала Яна Кушнир, невролог ПСПбГМУ им. Павлова, синдром Гийена — Барре развивается у переболевших COVID-19, но он лишь один из подвидов целой группы воспалительных дизиммунных полинейропатий, связанных с «поломкой» в иммунной системе.

Если врачи на помощь придут сразу, то всё не так страшно

Если врачи на помощь придут сразу, то всё не так страшно

Поделиться

— Синдром Гийена — Барре (СГБ) — острая ситуация. Иначе говоря, случается эпизод, пациента вылечили, и чаще всего он сможет забыть об этом навсегда. Но бывают и хронические воспалительные дизиммунные полинейропатии с периодическими обострениями (ХВДП). В принципе всё это одно и то же — по механизму развития, проявлениям. Только при Гийена — Барре симптомы нарастают до пика меньше, чем за 8 недель, а при ХВДП с обострениями — дольше. Вот и вся разница. Все эти полинейропатии могут развиваться после перенесенной коронавирусной инфекции, но они все-таки относятся к орфанным, то есть редким заболеваниям. Их частота составляет в среднем 1,6 случая на 100 тысяч человек, — объясняет Яна Кушнир.

По словам невролога, в их больнице проходили лечение около десятка пациентов с полинейропатиями, развившимися на фоне ковида где-то через 1–2 недели после положительного ПЦР-теста. Все они переносили коронавирусную инфекцию средне тяжело или тяжело, один пациент с СГБ оказался даже на ИВЛ.

Начинается с мурашек и покалываний


  • Как правило, первые симптомы появляются в ногах — бегающие мурашки, онемение, покалывания;
  • потом присоединяются те же симптомы, но в руках;
  • добавляются боли в руках и ногах. Они могут быть похожими на мышечные, но дело на самом деле не в мышцах, а в поражении периферических нервов;
  • слабость в руках и ногах, трудности с движением — вплоть до парезов и паралича;
  • в тяжелых случаях из-за паралича дыхательной мускулатуры могут развиться дыхательные расстройства. Таких пациентов подключают к ИВЛ;
  • очень редко появляются мимические и бульбарные нарушения, которые говорят о поражении краниальных (черепных) нервов.

Пропустить невозможно, можно запустить


Как говорят врачи, пропустить симптомы воспалительной полинейропатии невозможно. Правда, болезнь не всегда развивается быстро.

— Бывает, у человека какие-то мурашки в ногах, а он всё это списывает на неудобную обувь или еще что-то, долго не обращает внимания. Потом оказывается, что это были первые признаки. Если болезнь в легкой форме, такие малозаметные симптомы могут длиться не один год, а потом буквально на глазах ухудшиться — руки и ноги слабеют и за несколько дней человек оказывается абсолютно обездвижен. Чем дольше болезнь развивается без терапии, тем хуже потом человек восстанавливается, — поясняет Яна Кушнир.

Поставить правильный диагноз по первым признакам ХВДП трудно — болезнь редкая, поэтому не всегда ее сразу можно заподозрить. Однако для опытных неврологов, работающих в стационарах, эта задача проще — они видят пациентов с такими нарушениями чаще других. По словам невролога ПСПбГМУ им. Павлова, для диагностики применяется, к примеру, электронейромиография (ЭНМГ) — она позволяет оценить сократительную способность мышц и скорость проведения электрических импульсов по периферическим нервам.

Частая причина — инфекции


В Мариинской больнице тоже были пациенты с таким постковидным осложнением. Как рассказала невролог Алла Меркулова, в стационар с начала пандемии поступали около 10 человек с синдромом Гийена — Барре, развившимся после COVID-19. В основном у таких пациентов наблюдались слабость в руках и ногах, снижение мышечной силы в кистях и стопах, нарушение чувствительности — онемение, чувство бегающих мурашек, покалывания, жжения. Как уточняет доктор, к счастью, у всех обошлось без дыхательных расстройств и ИВЛ.

— Это достаточно редкое заболевание, и после COVID-19 тоже. Острая воспалительная иммунная полинейропатия развивается в среднем через 2 недели после перенесенной вирусной или бактериальной инфекций, например, энтеритов, цитомегаловируса, гриппа, вируса Эпштейна — Барр.

— Причем, если есть сопутствующий сахарный диабет, то болезнь протекает тяжелее. Хотя у молодых полинейропатия бывает и безо всякого коморбидного фона (имеющиеся хронические заболевания. — Прим. ред.), — рассказала Алла Меркулова.

Даже если нет тяжелых дыхательных нарушений, все пациенты с синдромом Гийена — Барре нуждаются в госпитализации.

— Никто не знает, как дальше будет развиваться ситуация, поэтому таким людям нужна неотложная помощь. После развития яркой клинической картины обычно наступает плато — 2–3 недели, потом начинается восстановительный период. В тяжелых случаях он может занять 1 и даже 2 года, в легких — симптомы могут полностью уйти за месяц, — говорит доктор Мариинской больницы.

Реабилитация как после инсульта


Для снятия острых симптомов иммунной атаки врачи используют каскадную плазмофильтрацию. Она считается самым эффективным современным методом лечения обострения полинейропатий, включая синдром Гийена — Барре.

— Иногда двигательные симптомы уходят буквально на глазах, но у всех по-разному, — рассказывает Яна Кушнир. — Во время процедуры плазма крови пациента прогоняется через сепаратор, который удаляет из нее «вредные» антитела и возвращает ее обратно в организм очищенной. Также человеку вводится донорская плазма. В итоге за несколько сеансов собственная плазма человека полностью замещается.

Кроме плазмафереза, пациентам назначают поддерживающую терапию — это, как правило, глюкокортикостероиды. После лечения многим предстоит долгая реабилитация — почти как после инсульта.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter